↑ Наверх

Забыли пароль? Зарегистрироваться
Не обновлялось более 6 месяцев

Адрес: Новосибирск,
Телефон:

+7 показать телефон+7 (383) 349-88-56

Сайт: crematorium.rtime.ru

Документы

Подробнее об услугах крематория

28.04.2011

Подробнее об услугах крематория

Скачать

30.11.1999

Клиент всегда мертв

Автор: Иван крапивин, фотографии: Антон Уницын.  Источник: "Большой Город" N 13(258)


В Новосибирске заканчиваются последние приготовления к открытию первого в России Музея смерти. Стараниями одного-единственного человека — владельца местного крематория Сергея Якушина — Новосибирск окончательно превращается в российскую столицу инноваций в ритуальной отрасли. Корреспондент БГ Иван Крапивин узнал, как сформируется мода на смерть в отдельно взятом городе



В поселке Восход, на окраине Новосибирска, среди дачных коттеджей раскинулся огромный парк. На террасах парка, перед оранжевым дворцом в стиле классицизма, обильно расставлены монументальные скульптуры. В садовника, неспешно подрезающего газон, плюется гуляющий рядом верблюд. В тени деревьев прячутся лавочки. Идиллию нарушают только заплаканные люди в темных одеждах. Приглядевшись, можно заметить, что под деревьями — фотографии людей с траурными ленточками, а лавочки установлены в память о том или ином усопшем. Так выглядит один из первых в России крематориев, построенных на частные деньги.


«В Советском Союзе в похоронном деле главенствовал индустриальный подход. Кладбища — это склады трупов, все поле расчерчено по линейке, одинаковые гробы, одинаковые надгробия. Бизнес привнес в эту отрасль элемент новаторства», — говорит Сергей Якушин, профинансировавший строительство крематория в Новосибирске.



Еще до строительства крематория Якушин был близок к похоронной тематике. Бывший гид-переводчик «Интуриста» в начале 1990-х годов создал компанию «Сибирская ярмарка», которая занималась организацией деловых выставок. Чтобы выделиться на фоне конкурентов, в 1993 году он решил провести выставку для похоронной индустрии — «Некрополь». «На нас смотрели как на сумасшедших. Спрашивали, вы что, будете на стендах выставлять настоящие гробы и венки? — вспоминает Якушин. — Но выставка оказалась очень популярной, переехала в Москву и фактически стала движущей силой отрасли». Параллельно с выставкой проходили научные семинары, мастер-классы и конференции. На одной из таких конференций был учрежден Союз похоронных организаций и крематориев, который занялся лоббированием нового закона «О погребении и похоронном деле», который был принят в 1996 году. Чешский производитель печей для кремации попросил Якушина организовать серию встреч с мэрами крупных российских городов. Оказалось, что у многих просто нет денег на строительство крематория. Тогда Якушин решил сам заняться этим бизнесом и построил один из первых в России частных крематориев, вложив в его создание около $3 млн.



Объясняя городским властям Новосибирска необходимость строительства крематория, Якушин рассказывал, что «кремация — это услуга, соответствующая духу и уровню научно-технического прогресса XXI века» и поможет изменить облик города. Якушин явно понимал, в каких выражениях надо продвигать отцам города эту неожиданную новацию. В сопроводительной записке к проекту крематория говорилось: «Несмотря на то что кремация как вид погребения используется в России с начала прошлого столетия, новосибирцы до сих пор не имели возможности реализовать свое законодательное право на свободный выбор погребения, что, безусловно, яв­§ляется ущемлением прав человека, предусмотренных Законом РФ «О погребении и похоронном деле». Ссылки на закон сделали свое дело: власти одобрили строительство крематория, и Новосибирск начали сотрясать скандалы.





Склад готовой продукции. На фото — чей-то сформированный заказ



***



Уже в 2002 году в городе разгорелся настоящий шпионский триллер между двумя ритуальными компаниями. Пресс-центр Новосибирского крематория обвинил конкурентов — «Похоронный дом «ИМИ» — в том, что они под покровом ночи незаконно собирали «конфиденциальную информацию о кремационном оборудовании». Выяснилось, что конкуренты, заинтересовавшиеся планами Якушина, планируют строительство второго в городе крематория и помпезного дворца скорби, который должен был возникнуть на одной из центральных площадей города, чтобы торжественно провожать в последний путь не только тех, кого будут кремировать, но и тех, кто будет захоронен на кладбище. Сибирское бюро деловой газеты «Ведомости», написавшее об этих планах, даже приводило мнения экспертов, которые прогнозировали увеличение смертности и рост популярности кремации. Впрочем, строительство этих объектов так и не началось, и Якушин оказался единственным игроком на поле ритуальных услуг.



В июне 2003 года крематорий был построен. Якушину удалось даже получить благословение от архиепископа Новосибирского и Бердского Тихона. Это благословение было едва ли не важнее согласия властей: например, в Ростове-на-Дону крематорий не мог начать работу из-за протестов верующих. В Новосибирске, который был основан за 20 лет до революции и насчитывал всего несколько церквей, религиозные убеждения горожан оказались не столь сильны. Перед началом строительства крематория Якушин решил выяснить мнение горожан о кремации и заказал соцопрос. Выяснилось, что верующих в Новосибирске около 20%, из них 80% православные, при этом 74% христиан готовы принять кремацию. Якушин ознакомил с результатами опроса архиепископа Тихона, тот размышлял несколько минут, сказал: «Ну а если люди на пожарах гибнут, они же тоже должны находить себе покой» — и разрешил православным священникам отпевать покойных в крематории. Через несколько лет количество отпеваний в крематории практически превысило количество отпеваний во всех церквях города. «У нас просто хороший маркетинг», — улыбается Якушин.



***



Маркетинг и реклама в Новосибирском крематории поставлены на широкую ногу. В первые месяцы работы, когда нужно было объяснить горожанам преимущество новой услуги, Якушин устраивал экскурсии в крематорий для всех желающих. Каждую субботу у одной из станций метро экскурсовод приглашал прохожих принять участие в бесплатной экскурсии, почти каждый горожанин получил в почтовый ящик приглашение, а в городе появились рекламные щиты «Помни о смерти» и «Успокой свою душу. Новосибирский крематорий». Как рассказывают работники, приезжали полные автобусы желающих. Их встречал работник печи, живо рассказывавший, что процесс кремации занимает от 40 минут до полутора часов в зависимости от массы тела, демонстрировавший работу печей и механизм, который перемалывает костные останки в прах. Маркетинговый ход дал свой результат: если в первый месяц работы было совершенно 11 кремаций, то еще через два их число достигло 58. Сейчас ежемесячно совершается около 150 кремаций.



Крематорий внедрил и технологию прямых продаж: экскурсантам прямо на месте предлагалось заключить прижизненный договор на кремацию, который позволяет человеку заранее оплатить свои похороны. Якушин не видит в этом ничего странного: «На Западе популярна страховка на случай смерти. Когда наступает страховой случай, все расходы по проводам в последний путь берет на себя